ESG-повестка останется с нами надолго. Интервью с аналитиком Группы рейтингов устойчивого развития АО «Эксперт РА» Еленой Жанаховой

Текущая геополитическая обстановка внесла свои коррективы в развитие ESG в России. Чтобы разобраться, остается ли актуальной ESG-повестка для бизнеса, на какой из трех аспектов сместится ее вектор, какого уровня ESG-трансформации достигли российские компании и кому сейчас нужно внедрять стратегию устойчивого развития, мы поговорили с Еленой Жанаховой, аналитиком рейтингового агентства «Эксперт РА».

19.05.22
3K

Cодержание статьи

    Юлия Кириллова
    Редактор EcoStandard.journal

    Сейчас теме ESG уделяется достаточно много внимания. Как вы считаете, ESG-повестка — это модный тренд на короткий отрезок времени, или все же реально существующий и рабочий механизм, служащий достижению целей устойчивого развития?

    Внедрение принципов ESG в бизнес-процессы компании в первую очередь повышает ее инвестиционную привлекательность и улучшает имидж. Поэтому все-таки ESG-повестка работает, она позволяет привлечь дополнительное финансирование. Кроме того, есть реальные примеры, когда компания, реализующая принципы устойчивого развития, получала кредит, привязанный к KPI в области ESG, к ESG-рейтингу, что позитивно сказывалось на стоимости фондирования.

    Еще в пользу ESG в стране свидетельствует наличие выпусков российских облигаций устойчивого развития: в прошлом году были размещены 12 выпусков. Они довольно популярны, на них сформировался высокий спрос. За счет этого возникает так называемый эффект гриниум, когда снижается ставка купона. Он пока что незначителен и не настолько стабилен, насколько бы хотелось. Но, тем не менее, он есть, поэтому помимо имиджевых бонусов компании могут получить реальную экономическую выгоду от внедрения принципов ESG.

    А кроме инвестиционной привлекательности есть другие выгоды от следования этим принципам?

    Исходя из личной практики, могу сказать, что компании иногда приходят для того, чтобы оценить свои внутренние процессы, поскольку хотят понимать, насколько они соответствуют общей ESG-повестке, насколько у них получается внедрять принципы устойчивого развития. Для многих ESG-рейтинг — это отправная точка для внедрения принципов.

    Интерес крупных компаний к ESG-практикам понятен, но стоит ли им следовать мелким компаниям, стартапам?

    На мой взгляд, гораздо проще внедрять принципы устойчивого развития и любые другие практики с самого запуска стартапа, чем потом перестраивать уже запущенные процессы. Поэтому стартапам, возможно, не требуется ESG-трансформация в той же мере, в какой и крупным компаниям, но все равно им будет необходимо к ней прийти.

    Актуальна ли вообще в текущих экономических условиях ESG-повестка для бизнеса?

    С учетом текущей геополитической обстановки, возможно, ESG-развитие в стране немного затормозится, сместится его вектор. То есть, если в прошлом году мы наблюдали яркий акцент на экологический аспект ESG, то в этом году мы ожидаем переориентацию на социальную повестку.

    С чем связана такая смена акцентов?

    Сейчас некоторые иностранные компании уходят с российского рынка. Возможно, повысится уровень безработицы, нужно будет поддерживать сотрудников и внедрять больше мер социальной поддержки.

    Кредитное рейтинговое агентство «Эксперт РА» основано в 1997 году, но только в 2019 вы перешли на рейтингование по ESG. С чем связано это расширение сферы аналитики и что послужило толчком к такому переходу?

    На самом деле мы начали заниматься устойчивым развитием гораздо раньше 2019 года. Уже с 2008 года агентство присваивает рейтинги корпоративного управления, которое является одной из составляющих ESG. А в 2019 году данная повестка стала очень популярной: мы видели запрос со стороны клиентов, видели потребность в оценке проектов устойчивого развития. Поэтому было принято решение включиться в эту повестку и разработать соответствующие методологии для ESG-рейтингования.

    Разработанная вами методика оценки ESG существует уже три года, изменялась ли она как-то за это время и есть ли планы по ее дальнейшему совершенствованию?

    С 2019 года она дорабатывалась не один раз: какие-то новые критерии мы включили, какие-то, наоборот, убрали из оценки. Также мы поменяли рейтинговые интервалы, ужесточили требования для первого уровня — для топов ESG. И в ближайшее время у нас запланировано существенное обновление методологии в связи с наработанным опытом и расширением нашего рейтинг-листа.

    Расскажите немного подробнее, какие в вашей методике существуют уровни рейтинга и шкала баллов для оценки ESG.

    Наша шкала достаточно прозрачна и понятна. Она состоит из пяти уровней рейтинга, и отдельно выделяется последний уровень ESG-W, фактически означающий ESG дефолт.

    ESG-I — это наивысший, наилучший рейтинг, когда компания максимально соблюдает все принципы устойчивого развития и внедряет их в свою деятельность.

    Соответственно, ESG-V присваивается компаниям, когда они только начинают это делать. Буквально в январе этого года было принято решение в существующих интервалах, кроме первого и пятого, выделить дополнительные категории, потому что в рамках одного интервала не демонстрируются различия в уровнях ESG-трансформации компаний. Теперь второй, третий и четвертый уровни разбиты на подгруппы: ESG-III(a), ESG-IV(б) и так далее.

    Сейчас на рынке ESG-рейтингования существует довольно много и рейтинговых агентств, и методик, которые существенно отличаются в подходах оценки. Насколько возможно и целесообразно создание единой, унифицированной методики?

    Вопросы гармонизации рейтингов ESG уже не первый раз поднимаются и обсуждаются на различных уровнях, и, возможно, рано или поздно мы к этому придем. По кредитным рейтингам, например, есть национальная шкала, есть утвержденные методики, которые идентичны у рейтинговых агентств.

    С ESG-рейтингами пока такой тождественности нет. Единственный способ, который позволит понять уровень соблюдения принципов устойчивого развития компании, — открыть методологию агентства и посмотреть, какое место в этой шкале занимает компания: посредине, где-то наверху или же, наоборот, в самом низу.

    При этом очень важно, чтобы методология, даже если она будет унифицированной и общей для всех, была прозрачной и максимально понятной. Мы в своей работе к этому стремимся. На нашем официальном сайте представлены все данные, и помимо этого мы обязательно размещаем на нем свои рейтинговые отчеты, которые содержат диаграммы по каждому из трех аспектов ESG, для того, чтобы человеку, который в этом не очень хорошо разбирается, было проще сравнивать и понимать, на каком уровне соблюдения интересов в области устойчивого развития при принятии ключевых решений находится компания.

    А сейчас существуют какие-то предпосылки к созданию унифицированной методики?

    Нет, пока только ведутся разговоры в этом направлении.

    Это связано с тем, что система оценки ESG начала развиваться относительно недавно?

    Да, отчасти с этим. Вообще, если сравнивать не только российские, но и международные методологии, они все отличаются. Причем у некоторых агентств к ним нет открытого доступа, и увидеть, как они присваивали рейтинг, не представляется возможным.

    При создании собственной методологии опирались ли вы на практику других компаний, учитывали иностранный опыт?

    Да, мы изучали опыт иностранных рейтинговых агентств и на основе их методологии делали для себя определенные выводы, но при этом старались максимально адаптировать эту методологию к нашей текущей реальности, к нашей специфике российского рынка.

    В вашей методике оценки ESG введено такое понятие, как стресс-факторы. Что это такое и как они влияют на рейтинг компании?

    Действительно, в нашей методике есть такой пункт, как стресс-фактор, но мы стараемся избегать его применения, поскольку для этого нужны весомые основания. Он используется, если компания причинила крупный ущерб, в том числе окружающей среде, если серьезно и неоднократно нарушала трудовое законодательство, если были коррупционные скандалы и хищения. Из своей практики могу сказать, что мы использовали его всего один раз.

    Для оценки экологической политики компании в рамках ESG-анализа используется внутренняя документация компании и различные виды отчетности. Но на деле провозглашенные цели в экологической стратегии не всегда могут соответствовать действительности, и даже крупные в мировом масштабе компании декларируют экологические планы, которые не могут быть в полном объеме осуществлены на практике. Учитываете ли вы каким-то образом такие моменты при присвоении ESG-рейтинга?

    Спасибо большое за интересный вопрос. Процесс рейтингования происходит таким образом: когда мы рассматриваем компанию впервые, то сначала в целом отмечаем и оцениваем сам факт наличия экологических планов, стратегий, фиксируем установленные цели, при этом их отсутствие негативно влияет на уровень рейтинга.

    Если же цели установлены, то в последующей ежегодной актуализации мы проверяем выполнение этих целей. Если компания их не выполняет, это также негативно влияет на итоговый рейтинг.

    Даже долгосрочные планы, намеченные к 2060 году, содержат промежуточные показатели, и по ним можно отследить, насколько компания идет в нужном темпе.

    Если сравнивать уровень ESG российских компаний с иностранными, сильно ли он отличается?

    У нас есть крупные экспортеры, которые работают с иностранными инвесторами и давно знакомы с этой повесткой. Конечно, они в тренде, а остальные пока догоняют.

    Если взять устойчивое развитие в стране в целом, безотносительно к конкретным компаниям, то у нас за последнее время очень сильно продвинулась ESG-повестка. В прошлом году была принята национальная таксономия проектов устойчивого развития, сейчас разработана таксономия социальных проектов, активно ведется работа по созданию нормативной базы, климатического регулирования, просветительская работа в этой области. Поэтому я уверена, что ESG-повестка не уйдет из России и останется с нами надолго.

    Можете пояснить, что представляет собой национальная таксономия?

    Национальная таксономия — это документ, который утвержден постановлением Правительства Российской Федерации, в котором определен перечень критериев проектов, которые являются «зелеными» и «адаптационными». Некоторые считаются таковыми по умолчанию, из-за осуществляемого вида деятельности, другие же — только при соблюдении определенных критериев, которые и отражены в таксономии. То есть компания, которая реализует какой-то проект, может сама предварительно оценить, насколько этот проект является «зеленым» и соответствует утвержденным критериям.

    А много сейчас компаний, которые уже внедрили в свою деятельность ESG-принципы?

    Таких компаний достаточно много. В первую очередь, это все крупнейшие экспортеры, которые уже давно работают с иностранными инвесторами. Плюс очень много компаний, которые пока только проходят начальные этапы внедрения принципов ESG. Конечно же, в экономике есть серая зона, которая об ESG не слышала и не собирается этим заниматься.

    Как раз 30 марта мы организовали ежегодную конференцию по устойчивому развитию, в преддверии которой было опрошено порядка 120 компаний реального сектора.

    Об итогах II ежегодной конференции «Будущее рынка устойчивого финансирования», организованной рейтинговым агентством «Эксперт РА», — в репортаже EcoStandard.journal.

    Им были заданы вопросы, как они себя оценивают и на какой стадии внедрения принципов ESG они сейчас находятся. При этом им предлагалось выбрать для себя одну из 10 стадий, где десятая означала, что принципы ESG полностью внедрены, а 0 — не внедрялись вообще. В среднем результаты опроса показали, что мы находимся на 4 стадии. Это немного, но вместе с тем радует, что компании себя адекватно оценивают и понимают, что им есть над чем работать.

    Если сравнивать все три направления ESG, какое из них больше развито в компаниях?

    Это зависит от многих факторов: от отрасли, в которой работает компания, от ее размера и опыта. На практике можем сделать вывод, что в связи с популярностью темы экологии в российской повестке в прошлом году экологическая составляющая получила максимум поддержки. Но стоит отметить, что реальное внедрение проектов в области экологической безопасности и охраны окружающей среды требует больших затрат, к которым не все компании готовы.

    Социальное направление, как правило, наиболее развито, причем вне зависимости от отрасли, потому что человеческий ресурс очень ценен. Исторически сложилось так, что в политике крупных российских предприятий реализуются программы повышения социальной защищенности для работников. И в целом работодатель выглядит гораздо привлекательнее, когда проводит мероприятия по поддержке сотрудников.

    В сфере корпоративного управления у нас есть пробелы, но компании тоже над ним работают и совершенствуют.

    В каких отраслях промышленности ESG-повестка наиболее развита, а где менее актуальна?

    Проведенный нами опрос показал, что наиболее продвинутыми в этом плане являются крупные экспортеры из металлургической отрасли, горнодобывающей промышленности, нефтегазодобычи. Они являются участниками мирового рынка, знакомы с ESG-повесткой не первый год и являются ее локомотивами в России. Отстающими себя признают компании из строительной отрасли и коммерческой недвижимости.

    За последние 3 года компании сильно изменили свои позиции в ESG-рейтинге?

    Те, кто в ESG-повестке уже не первый год, значительно улучшили свои позиции по всем показателям. Очень многие компании разработали собственные методологические стратегии. В рамках ежегодной конференции, о которой я уже говорила, нашим агентством два года подряд проводился опрос компаний об их оценке своей ESG-трансформации. Мы сравнили результаты этого опроса: сильно увеличился процент тех компаний, которые либо уже разработали, либо должны в этом году разработать экологическую стратегию, климатическую стратегию. Также многие компании начали активнее реализовывать мероприятия, направленные на снижение негативного воздействия.

    Как вы считаете, следование принципам ESG — это добровольная инициатива, или они уже встраиваются в государственную систему и накладывают на компании определенные обязательства?

    Частично принципы ESG пересекаются с требованиями российского законодательства, поэтому, конечно, они являются обязательными. Но по большей части это пока добровольная инициатива, которая показывает сознательность компании и желание привлечь инвесторов.

    А в вашей компании внедрены принципы ESG?

    Сейчас мы как раз находимся на стадии утверждения политики в области устойчивого развития агентства. Как компания, которая активно участвует в ESG-повестке, мы просто обязаны ей следовать. И, конечно, в этой аббревиатуре наиболее важной для нас является буква «S», потому что наш основной ресурс — это люди.

    Ведется ли внутри компании работа, чтобы вовлечь в эту повестку весь персонал?

    У нас достаточно прогрессивный коллектив, и даже без какой-либо просветительской работы многие хотят быть в нее вовлечены. Например, когда разрабатывалась политика в области устойчивого развития, то коллеги подходили со своими идеями, предложениями, что особенно ценно.

    В целом же мы планируем проводить просветительскую работу, устраивать тематические семинары, вебинары. Если у кого-то возникают вопросы, они знают, что могут проконсультироваться у любого аналитика из группы рейтингов устойчивого развития.

    Можете ли вы дать прогнозы в отношении развития ESG-повестки? Будет ли она актуальна, например, через 10 лет?

    Если бы вы задали этот вопрос 1,5 месяца назад, я смогла бы на него ответить. Но с учетом текущей ситуации сложно давать какие-то долгосрочные прогнозы.

    Мы надеемся, что компании, которые уже начали работу в этом направлении, будут ее продолжать, и что ESG никуда не уйдет. Со своей стороны мы будем активно вести просветительскую деятельность, продолжать верифицировать финансовые инструменты устойчивого развития и присваивать ESG-рейтинги.

    Возможно, существующий кризис как раз и станет толчком для развития национального регулирования и ESG внутри страны?

    Хочется в это верить.

    Те проекты, которые уже прорабатываются, они остались, то есть компании не отказываются от своих планов. Интерес к устойчивому финансированию особенно вырос после нашей конференции, когда ведущие эксперты из разных организаций поделились друг с другом опытом, обсудили проблемные вопросы и в итоге сошлись во мнении, что ESG действительно никуда не ушло.

    Но сейчас очень нужна государственная поддержка. Именно она по большей мере стимулирует рынок. Как показывает практика, многие клиенты готовы кредитоваться, если будут даже небольшие скидки, они ждут льгот и снижения ставок.

    Компании продолжат внедрять принципы ESG только при условии, если будут льготы?

    На самом деле большинство компаний уже давно внедрили ESG принципы, просто, возможно, они их называли по-другому. Например, экологическая политика утверждена на всех крупных предприятиях, они проводят мероприятия по снижению выбросов загрязняющих веществ, парниковых газов и так далее. Социальная составляющая тоже всегда была, есть и будет.

    Поэтому, заморозится ли ESG без государственной поддержки? Вряд ли. Но с ней будет развиваться гораздо лучше.

    Долгое время в нашей стране ESG было на экспорт. Когда мы придем к тому, что ESG нужно для нас самих, для наших сотрудников, для нашей экологии, тогда вся система должна заработать, тем более, что у нас для этого есть все необходимое.

    19.05.22
    3K
    0
    Чтобы написать комментарий, авторизуйтесь
    Тут будут ваши комментарии.
    Напишите, пожалуйста